Уважаемые читатели!

Мы продолжаем публиковать исторические заметки ст. преподавателя кафедры ЭУП  С.С. Ерофеева, касающиеся истории развития металлургической промышленности Кузбасского региона.

С предыдушим материалом «Праметаллургия» Кузнецкого края» Вы можете ознакомиться в МФ №17.

Начальный этап развития металлургии на территории современной Кемеровской области (конец XVIII – конец XIX века)

 Этап, вынесенный в заглавие второй части наших исторических заметок, достаточно велик, охватывает почти столетие и, как следствие, крайне неоднороден.

В Европе за это время успели смениться три технологических уклада, однако концепция технологических циклов (укладов) как таковая вполне справедлива лишь для производства развитых стран Европы и Америки, но никак не для Сибири восемнадцатого века.

Современные промышленные районы Кузбасса в течение всего рассматриваемого периода входили в состав Алтайского горного округа, и первоначальное их промышленное освоение напрямую связано с потребностями его меде– и сереброплавильных заводов. Поэтому наше сегодняшнее повествование будет неразрывно переплетено с судьбой демидовских и кабинетских предприятий Алтая.

Первоначальному развитию здесь производства послужили несколько причин:

- Россия, оказавшись по результатам Северной войны в числе ключевых игроков на мировой арене, получила доступ к новым, невиданным прежде технологиям;

- приобретенный имперский статус  необходимо было удерживать, расширяя границы державы, которые хозяйственно все еще ограничивались «Каменным поясом» Уральских гор. Россия в то время была вполне «европейским государством», если учитывать практически абсолютное отсутствие какого-либо хозяйства на сибирских территориях, впрочем, она и в настоящее время, по существу, остается таковым;

 - были сформированы (первая четверть XVIII в.) специализированные властные институты, в ведение которых передавалось развитие промышленного производства и геологоразведки или рудознатчества (Берг-коллегия);

- появилась прослойка частных предпринимателей, аппетиты и методы удовлетворения аппетитов которых сравнимы лишь с замашками «новых русских» 90-х годов XX века.

 

Речь здесь идет, конечно, в первую очередь, об Акинфии Демидове, который, не имея прямого отношения к черной металлургии нашего края, во многом сформировал лик российской промышленности той эпохи,  вообще.

Демидовы получили свою «империю» на Урале в ходе Северной войны. Созданию же рудников и заводов в предгорьях Алтая, богатых черными и цветными металлами, поначалу мешали как чрезвычайная отдаленность, так и то, что эти земли России принадлежали лишь «на бумаге». Русские поселения здесь постоянно подвергались набегам со стороны казахских и джунгарских правителей, а также коренных местных народностей. Так, к примеру, последний и наиболее опустошительный набег на Кузнецк имел место в 1706 году.

Ситуация изменилась лишь после строительства Усть-Каменогорской, Семипалатинской и Бийской (Бикатунской) крепостей и укрепленных линий, состоящих из редутов, форпостов и маяков.

Отдельные участки этих линий периодически переносились все дальше и дальше на юг и юго-восток. На территории Кемеровской области примерами этих укреплений могут служить, например, Сары-Чумышский, Калтанский, Кузедеевский и Ашмаринский редуты.

Под защитой воинских частей появилась возможность строительства заводов, поначалу представлявших собой крепости или строившихся под защитой крепостей.

Первые упоминания об открытии медных жил, - событии, послужившем толчком к развитию промышленности, - относятся к 1718 году. Уже через три года Михайло Волков обнаружил залежи каменного угля в районе современного Кемерово. В 1726  году Демидовым пущен Колыванский, а в 1744 - Барнаульский медеплавильные заводы.

В связи с этими важными событиями и был сформирован особый горный округ - «ведомство Колывано-Воскресенского завода».

Акинфий Демидов использовал труд крепостных – пришлых или беглых крестьян, которые, пытаясь обосноваться на плодородных и «свободных» алтайских землях, нанимались на работу на предприятия.

 Влиятельный промышленник, используя возможности феодального, по существу, государства, сумел законодательно закрепить крестьян за заводами и рудниками. Согласно указу от 1738 года, крестьяне обязаны были нести трудовую повинность и закреплялись за предприятиями навечно.

Однако Демидов потерял алтайскую собственность в связи с махинациями и тайным производством серебра. Земли перешли в казенное управление, в котором и оставались вплоть до начала социалистического периода.

Государственный Кабинет на тот момент имел больше возможностей для развития промышленности горного округа, старые заводы расширялись, строились новые: Сузунский медеплавильный (с единственным за Уралом монетным двором), Павловский сереброплавильный, Томский железоделательный, Алейский серебро-свинцовый, Локтевский меде-сереброплавильный. Открылись горная школа и горное училище в Барнауле, разведывались новые месторождения.

Правительство имело возможность привлекать практически неограниченные  человеческие ресурсы, в том числе и путем рекрутских наборов, только рекруты направлялись не в армию, а на заводы. Ревизия 1763 года выявила, например, в ведении предприятий порядка 40 тысяч приписных крестьянских душ. Территория же округа к концу восемнадцатого века была больше многих современных европейских государств.

Надо сказать, что среди всех казенных заводов Приобья и Салаира железоделательным (относящимся к черной металлургии) был лишь Томский (ныне - село Томское Прокопьевского района Кемеровской области). Он был основан в 1771 году на речушке Томь-Чумыш.

Как и все прочие металлургические предприятия первого технологического уклада, он представлял собой мануфактуру, использующую энергию вращения водяных колес и, соответственно, крупные территории под водохранилиша (зеркала водохранилищ можно до сих пор наблюдать в Сузуне, Павловске и Гурьевске).

 Для осуществления плавки использовался исключительно древесный уголь. Данный фактор связан с тем, что применявшиеся в то время процессы не позволяли получать продукцию  достаточного качества при использовании каменного угля.

Применение в металлургических процессах древесного угля продолжалось вплоть до конца XIX века. Эта ситуация связана с тем, что гораздо проще, во-первых, заставить заводских крестьян снабжать заводы древесным углем, чем тратить казенные средства на разработку месторождений; во-вторых, вырабатывать уже имеющиеся мощности, нежели вкладывать казенные средства во внедрение новых технологий.

Надо сказать, что на расположение многих современных металлургических предприятий России повлияло именно отсутствие привязанности к источникам каменного угля, позволявшее располагать их ближе либо к рудной базе, либо к местам потребления продукции.

Томский завод долгое время был единственным железоделательным заводом губернии, что напрямую связано с его необходимостью и достаточностью для развития региона.

Необходимость была  обусловлена дороговизной доставки чугуна и стали с уральских заводов, достаточность –  крайне низкими темпами развития территории, даже при том, что конец XVIII – начало XIX века характеризуются довольно интенсивным ростом местной промышленности и строительства за счет, конечно, принуди-тельного труда.

Уже через год после строительства завод включал доменную печь, печь и молоты для выделки стали, проволочное производство, лесопилку.

Здесь же впервые за Уралом был применен каменный уголь – на нем работала печь для мелкого чугунного литья. Уголь для нее доставлялся из выхода у села Атаманово, близ современного Новокузнецка. К концу столетия Томский завод полностью обеспечивал потребности всей промышленности горного округа.

На рубеже XVIII—XIX веков промышленность Алтая и Салаира вновь потребовала защиты, но теперь не от джунгар, а от китайской армии, покорившей беспокойное ханство. Напряженная ситуация была обусловлена, в основном, следующими факторами:

- это время наивысших имперских амбиций китайского правительства и, как следствие,  расширения манчжурской империи за всю историю (в ее состав к тому времени входила Монголия, номинально—Вьетнам и Бирма);

- в обеих странах, - в России и Китае, - сменились правители, причем ни Павел I, собиравшийся покорять Британскую Индию, ни Цзяцин, только что подавивший восстание в своей стране, не отличались сдержанностью в суждениях;

- предприятия, обеспечивавшие казну серебром и медью, являлись лучшей мишенью на всей российско-китайской границе.

Для предотвращения возможного вторжения в 1800 году началось строительство Кузнецких укреплений: две возводимые здесь цитадели должны были стать серьезным препятствием на пути самых амбициозных планов Пекина. Как известно из истории, строительство было осуществлено впустую, что, вероятно, к лучшему.

К началу ХIХ  века Томский завод перестал справляться с задачей обеспечения территории продукцией черной металлургии. В связи с этим на частичное производство стали сначала был переведен пущенный в 1795 году на Салаире Гавриловский серебро-плавильный завод, а затем построенный в 1816, - строительству помешала война в Европе, - Гурьевский сереброплавильный (1826 год).

К 1844 году Гурьевский завод стал предприятием черной металлургии, имеющим современные по тем временам печи для выплавки стали и листостан.

Лишь один этот завод и остался на территории Кузнецкого края к концу рассматриваемого периода (Томский был закрыт в 1864, а Гавриловский – в 1897 году), что связано со следующими факторами:

- изменилась общественно-политическая ситуация – государство не могло обеспечить более свои предприятия рабским трудом;

- сказывался научно-технический прогресс – устаревшие процессы не могли конкурировать с производством более передовых заводов Урала и иностранных компаний. Ввозить продукцию металлургического производства стало дешевле, чем в условиях сибирской глубинки осуществлять техническое перевооружение предприятий и оплачивать труд рабочих;

- развитие региона все еще не требовало наличия значительного числа заводов современной конструкции, потребности же европейской России удовлетворялись предприятиями, расположенными ближе к конечному потребителю.

 Кроме того, государственная форма хозяйствования, с ее косностью и инерционностью, в экономической среде, носящей все более и более капиталистический характер, становилась неэффективной.

 

Продолжение следует…

 

Сергей Сергеевич Ерофеев,

старший преподаватель

кафедры ЭУП

© menedger-forum

Создать бесплатный сайт с uCoz